bogdan_63: (Default)

В период 1961–1962 годов в ракетных пусках с полигона МО «Капустин Яр» было проведено семь ядерных и термоядерных взрывов на больших высотах от 23 до 300 км. Целью этих экспериментов являлось изучение физических процессов, сопровождающих ядерные взрывы в специальных условиях, и исследование вопросов, связанных с возможностями создания средств противоракетной обороны. При этом в СССР волновал вопрос не столько о возможностях создания собственной системы ПРО, хотя и это было важно, сколько вопрос о потенциальных возможностях США в этой области и о том, какие действия необходимо предпринять, чтобы нейтрализовать эти возможности.

При каждом взрыве организовывалась широкомасштабная система физических наблюдений, которая обеспечивала получение экспериментального материала об эффективности поражающего действия высотного ядерного взрыва и о характеристиках сопровождающих его физических процессов.

В реализации системы физических наблюдений принимало участие большое число научных, конструкторских и других организаций, в ней использовалось значительное количество различных технических средств наблюдений, размещавшихся не только в районе взрыва, но, в большинстве случаев, и по всей территории страны.

6 сентября 1961 года был осуществлен пуск зенитной управляемой ракеты с ядерным зарядом. Ядерный взрыв с энерговыделением 11 кт был осуществлен на высоте 22,7 км. Испытание проводилось для оценки поражающих факторов ядерного взрыва на высотах около 20 км и изучения вопросов эффективности противовоздушной обороны. Условное наименование испытания – операция «Гроза».

Кроме боевой ракеты, в операции «Гроза» использовались еще две приборные телеметрические ракеты 207АТ. Они были оснащены аппаратурой для измерения параметров γ и β-излучения осколков деления в облаке взрыва. Одна из ракет прошла вблизи центра облака через 10 секунд после взрыва, другая прошла на 2 км ниже точки взрыва.

Программа этих измерений была выполнена полностью. Их результаты вместе с результатами гамма- и нейтронных измерений, которые проводились на контейнерах, подвешенных к аэростату, позволили заметно уточнить оценки поражающего действия проникающих излучений на экипажи самолетов и ядерные боеприпасы.

Отметим, что в операции «Гроза» впервые были проведены радиолокационные наблюдения (за ракетами 207АТ, которые упоминались выше) в условиях помех, возникающих при ЯВ.

6 октября 1961 года был осуществлен пуск баллистической ракеты средней дальности Р-5 с ядерным зарядом и его подрывом с энерговыделением 40 кт на высоте 41,3 км. Условное наименование – операция «Гром». Цель испытания – определение поражающих факторов атомного взрыва на высотах около 40 км и изучение вопросов, связанных с эффективностью противоракетной обороны.

Для экспериментальной проверки закономерности распространения гамма-излучения и нейтронов в условиях пониженной плотности воздуха осуществлялось измерение их параметров на расстояниях 35–40 км от центра взрыва на его высоте. Эти измерения выполнялись приборами, которые доставлялись в заданные точки двумя специально оборудованными зенитными управляемыми ракетами типа 207АТ. Пуск ракет был произведен через 10 секунд и через 20 секунд после стар-та ракеты Р-5 с ядерным зарядом, и в момент взрыва они оказались на высотах 31 км и 39 км на удалении около 40 км от центра взрыва. Использование двух зенитных ракет обуславливалось необходимостью обеспечить высокую надежность произведенных измерений.

Успехи в развитии ракетно-ядерного оружия, достигнутые в США и СССР к началу 60-х годов, стимулировали разработку предложений по созданию систем ПРО. В частности, предполагалось, что наиболее эффективными могут стать системы ПРО с противоракетами, оснащенными ядерными зарядами для перехвата баллистических целей на заатмосферном участке их траектории.

27 октября 1961 года были осуществлены два пуска баллистических ракет средней дальности Р-12 с ядерными зарядами мощностью 1,2 кт. Подрывы этих зарядов производились на высоте 150 км (операция «К-1») и 300 км (операция «К-2»). К целям этих испытаний относились проверка влияния космических ядерных взрывов на средства радиосвязи и радиолокации, исследования физических процессов, сопровождающих космические взрывы и проверка возможности их обнаружения. Эти испытания могут рассматриваться как аналоги космических испытаний США Argus I, II и III, проведенных в августе-сентябре 1958 года с ядерным зарядом энерговыделением 1–2 кт.

22 октября, 28 октября и 1 ноября 1962 года были проведены еще 3 взрыва на больших высотах: «К-3» на высоте 290 км, «К-4» – на высоте 150 км и «К-5» – на высоте 59 км. В этих взрывах использовались термоядерные заряды с энерговыделением в 300 кт. Для ракетных пусков использовалась баллистическая ракета Р-12.

В операциях «К-3» и «К-4» использовались по четыре метеорологические ракеты МР-12. Одни из них оснащались средствами регистрации характеристик рентгеновского излучения, другие – нейтронного потока, третьи – электронных концентраций. Запуск ракет производился в такой момент, при котором обеспечивалось нахождение ракет в момент ядерного взрыва в верхней точке траектории (130–140 км).

Следует отметить, что в дополнение к измерениям, которые проводились с помощью ракет в 1961 году, в рассматриваемых операциях проводились также измерения параметров искусственных радиационных поясов. С этой целью были запущены спутники «Космос-3», «Космос-5» и «Космос-7».

В операциях «К-3» и «К-4» удалось также получить спектрально-временные характеристики свечения воздуха, возбужденного рентгеновским излучением взрыва. Это свечение наблюдалось в сравнительно плотных слоях атмосферы – на высотах 60–90 км. Данные измерения оказались полезными для разработки теоретических моделей «нижних» областей повышенной ионизации, которая в ряде случаев может влиять на распространение радиоволн.

Наиболее полно этот эффект был исследован с помощью радиолокационных наблюдений, проведенных в операциях «К». В этих экспериментах была произведена локация объектов, находившихся в области взрыва или за нею. Такими объектами являлись: корпус БР, контрольная ракета, летевшая по той же траектории, что и боевая с известным запаздыванием, спутники, а также внеземные источники радиоизлучения.

В опытах «К-3» – «К-5» были в полном объеме проведены запланированные наблюдения за областью взрыва, характером, размерами и продолжительностью существования сигналов, возникающих в этой области.

Картину развития ионизированных областей при высотных ЯВ дополнили измерения электронных концентраций, проведенные на ракетах Р-5В операции «К-3») и МР-12 операциях «К-3» и «К-4»).

В совокупности данные радиолокационных наблюдений и измерений на ракетах позволили получить не только конкретные результаты о воздействии высотных ЯВ на радиолокационные средства ПРО, но и данные об основных физических процессах (ионизация, разогрев), возникающих под влиянием таких взрывов в атмосфере.

Как отмечалось выше, одной из задач операций «К» являлось получение экспериментальных данных о геофизических явлениях, сопровождающих высотные ЯВ. Эти исследования выполнялись в интересах систем обнаружения ЯВ и контроля за их проведением.

Для решения данной задачи был проведен значительный объем наземных и спутниковых наблюдений.

В результате было установлено, что высотные ЯВ сопровождаются излучением электромагнитного импульса (ЭМИ) в широком диапазоне радиоволн, значительно превышающего по амплитуде величину ЭМИ, излучаемого при приземных взрывах той же мощности. Было обнаружено, что регистрация ЭМИ высотного ЯВ возможна на больших (до 10 000 километров) расстояниях от эпицентра взрыва.

Проведенные геомагнитные измерения подтвердили возможность идентификации мощных ЯВ на высотах более 100–150 км наблюдателем, расположенным практически в любой точке земного шара.

Источник

bogdan_63: (Флаг СССР)

В 1961–1962 годах был проведен ряд специальных физических опытов по изучению воздействия различных факторов ядерного взрыва. Прежде всего, в связи с предстоящим прекращением ядерных испытаний в атмосфере было необходимо исследовать особенности технологии проведения ядерных взрывов под землей. 11 октября 1961 года на Семипалатинском полигоне в штольне В-1 было проведено первое подземное ядерное испытание в СССР. Эксперимент был подготовлен совместно КБ-11, НИИ-1011 и полигоном. Основные задачи эксперимента были связаны с разработкой технологии проведения подземных ядерных испытаний, методов диагностики работы ядерных зарядов в условиях подземного взрыва, с обеспечением безопасности нового вида ядерных испытаний, с исследованием воздействия подземных ядерных взрывов на горный массив. Энерговыделение взрыва составило около 1 кт. Ядерному взрыву в штольне В-1 предшествовал калибровочный подземный взрыв с использованием химических ВВ с энерговыделением 0,15 кт.

2 февраля 1962 года в СССР был проведен второй подземный ядерный взрыв в штольне А-1 Семипалатинского полигона. Эксперимент проводился НИИ-1011 и представлял собой физический опыт по изучению параметров поражающих факторов ядерного взрыва в условиях проведения подземных испытаний. Это был важный эксперимент, который показал возможность экспериментального исследования достаточно тонких параметров ядерного взрыва в условиях подземных испытаний.

Из других специальных экспериментов этого периода отметим, что 5 ноября 1962 года на поверхности Семипалатинского полигона был проведен специальный эксперимент по исследованию воздействия поражающих факторов ядерного взрыва на автоматику и заряды боевых частей. Эксперимент проводился совместно КБ-11, НИИ-1011 и КБ-25 (ВНИИА).
В это же время на Северном испытательном полигоне Министерство обороны продолжало исследования процессов, сопровождающих подводные и надводные ядерные взрывы.

23 октября 1961 года здесь был проведен подводный ядерный взрыв при испытании тактического ядерного заряда в составе торпеды (операция «Коралл-1»). 27 октября 1961 года был проведен аналогичный надводный ядерный взрыв (операция «Коралл-2»). 22 августа 1962 года был про-веден надводный ядерный взрыв (операция «Шквал») в пуске крылатой ракеты К-10С. Целью испытания было исследование воздействия надводного ядерного взрыва на образцы военной техники и акваторию. КР К-10С представляло собой противокорабельную крылатую ракету дальностью 250 км. Она находилась на вооружении самолетов ТУ-16 К-10 авиации ВМФ.

В свою очередь на Семипалатинском полигоне в целом ряде ядерных испытаний для проведения взрывов использовались ракетные пуски тактической ракеты малой дальности «Луна». В период 1961–1962 годов здесь было проведено девять таких ядерных испытаний, а в 1961 году – два ракетных пуска ракеты «Луна» с ядерным взрывом было проведено и на Северном испытательном полигоне. В этих экспериментах производились, как проверка системы оружия в условиях, максимально приближенных к боевым, так, и в ряде экспериментов, испытания новых видов боевого оснащения.

Источник

January 2019

S M T W T F S
   1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 1516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jan. 19th, 2019 06:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios